Азбука православия: первые шаги к храму. – Мн.: Белорусская Православная Церковь, 2009. – 31 с.

Эта книга как краткий путеводитель поможет нам преодолеть неуверенность и сомнения на пороге святого храма Божия; научит, как правильно себя вести в нем; разъяснит смысл святых Таинств; назовет священные предметы. Пусть она станет нашим первым шагом на пути к вере и спасению. С Богом!

 

 

Азы православия для детей. – М.: Новая мысль, 2018. – 224 с.: ил.

Всё, что ты узнаешь из этой книги, существует в действительности рядом с тобой, и это не сказка. Но это – удивительнее и чудеснее любой сказки. Это главные тайны мира! Даже некоторые взрослые не знают их, а ты узнаешь! Узнаешь суть православной веры, кто такой Бог, что такое Причастие, зачем ходить в храм и молиться.

 

 

 

Молитвослов для малышей. – Мн.: Издательство Белорусского Экзархата, 2017. – 32 с.: ил.

В этой книжке объясняется что такое молитва, для чего нужна каждая из самых важных молитв и когда в какое время дня и при каких обстоятельствах ее нужно произносить.

 

 

 

 

 

 

Детям о братьях наших меньших: сборник. – Минск: Белорусская православная церковь, 2018. 71 с.: ил.

В сборник вошли литературные произведения классических и современных писателей для детей младшего и среднего школьного возраста о животных. Отношение человека к братьям нашим меньшим, доброта и милосердие, проявляемые к ним, сродни тому милосердию, которое проявляет к нам Творец. Любить Божий мир, видеть его красоту, заботливо и справедливо относиться к обитателям родной природы учат страницы этой книги.

Тёмка

По вечерам мы нередко проводили время в корабельном салоне, и бывалый моряк Сергей Сергеевич рассказывал нам презабавные истории. Вот что он рассказал однажды…

— Наш крейсер находился в учебном плавании. Был тихий летний день. Море — как зеркало. Хорошая видимость, только солнце слепило глаза вперёдсмотрящим.

Вперёдсмотрящими в этот час вахты были старший матрос Коробов и матрос Ванечкин. Зоркие моряки! Корабль ли какой появится на горизонте или шлюпка, обязательно первыми доложат по корабельному телефону на ходовой мостик. Даже если, допустим, ящик какой-нибудь плывёт, — не упустят. И правильно. Мало ли в море случаев бывает — и безобидный ящик может плавающую мину прикрыть.

И вот, изволите ли видеть, вдруг старший матрос Коробов по полной форме докладывает:

— Товарищ командир, прямо по носу в семи кабельтовых стиральное корыто, а в корыте кошка!

— Есть, — отвечает командир, — прямо по носу стиральное корыто, а в корыте кошка!

На ходовом мостике раздался дружный хохот. Приникли к биноклям. Точно: прямо по носу стиральное корыто, а в корыте кошка.

Корабль замедлил ход, затем остановился. Спустили шлюпку. Кстати, это входило в программу нашего учебного плавания. Отрабатывали исполнение команды: «Человек за бортом».

Вскоре корыто и кошка по всем правилам спасания на водах были подняты вместе с матросами и шлюпкой на палубу. Рыжий кот обрадовался кораблю, как берегу.

Начались догадки:

— Откуда? Как? Почему кот очутился в корыте?

Строились самые различные предположения. Может быть, мальчишки созорничали и пустили несчастного кота в плавание? Вернее всего, что это именно так и было. Но какие мальчишки? Стали исследовать, в какой стране делаются такие корыта. Мнения раскололись, «национальная принадлежность» корыта так и не была определена. А спасённого плавателя определили в боцманскую команду и назвали Тёмкой — в память погибшего корабельного кота Тёмки.

Нового Тёмку для порядка поселили в клетку. На карантин. Мало ли… Может быть, больной, нарочно кем-то заражённый кот. На корабле во всём необходимы предосторожности.

Через неделю корабельные медики нашли Тёмку совершенно здоровым, и он перешёл на постоянное местожительство в боцманскую команду.

Животное оказалось ласковым, общительным; от него пахло домом, берегом. Всякая кошка напоминает семью, детство.

Полюбили Тёмку. Приучили Тёмку бегать по команде за обедом и ужином в камбуз! Зазвучит горн на обед, скажет корабельное радио: «Команде обедать!» — смотришь, Тёмка хвост трубой — и в камбуз, к своей миске.

Прижился кот на корабле, но вскоре заметили, что кот хиреет, избегает ступать по корабельной палубе. И снова заговорили, что второй Тёмка, как и первый, как, впрочем, и все кошки, — не жилец на корабле. Электрики объясняли это тем, что на нежные подошвицы-подушечки кошачьих лап действуют электрические токи палубы. Находясь длительное время под действием этих токов, кошки гибнут.

— Железная палуба для кошек, — объяснил боцман, — как бы электрический стул замедленного действия.

Так это или нет — с боцманом не спорили, только Тёмку хотелось сберечь всем, начиная от командира. Не для того же спасли, чтобы погубить!

И вот, изволите ли видеть, однажды корабельный сапожник, старшина первой статьи Ожигов, доложил командиру:

— Разрешите, товарищ командир, сшить Тёмочке предохранительные сапоги!

Это сначала рассмешило командира, а потом он сказал:

— Будет ли только кот в сапогах ходить? Он ведь не сказочный, а настоящий.

Корабельный сапожник на это ответил:

— Товарищ командир, если сапожки ему сшить лёгонькие, с шёлковой шнуровочкой, с завязочками, куда тогда коту деваться? Будет в сапогах ходить. А чтобы сапоги не скользили, подошвы из губчатой резины приспособим. Они и от электричества его лапки предохранят.

Весть о сапогах для кота облетела все кубрики. Всем тоже показалась очень смешной затея Ожигова. Но в смехе моряков сквозило сочувствие. Всем им хотелось видеть кота в сапогах и верить, что сапоги спасут ему жизнь.

В сапожную мастерскую то и дело забегали матросы, старшины и офицеры крейсера.

Терпеливо корабельный сапожник, старшина первой статьи Ожигов, снимал мерку, искал форму сапога, искал способы, чтобы Тёмка не сбросил сапоги, не стащил их зубами. Все давали советы, вносили предложения, исправления…

И вот настал день примерки красных сафьяновых сапожков на шёлковой шнуровке. Кот упирался. Мяукал. Вырывался. И его уговаривали:

— Тёмочка, голубчик, тебе жизнь спасают!.. Привыкнешь, дураша!

Наконец кота обули. Пустили по палубе. Тёмка ни за что не хотел становиться на ноги. Валялся. Стаскивал сапоги. Да куда там…

Вечером кота разували, утром обували. С каждым днём кот сопротивлялся всё меньше и меньше. Увереннее ходил по палубе, изредка тряся то одной, то другой лапой, словно желая сбросить сапог.

Вскоре стали замечать, что у Тёмки появился аппетит. Нашлись в медицинской службе радетели, которые взвешивали кота. Докладывали командиру о прибавке веса.

Кот теперь довольно быстро бегал даже по трапам. Ему только не хватало одного — когтей. Когти были спрятаны в сапоги. Ожигов, раздумывая над этим, внёс усовершенствование: он проделал в сапогах отверстия для выпуска кошачьих коготков. Кот после этого почувствовал себя куда увереннее.

За жизнь Тёмки уже никто не беспокоился. К нему так привыкли, что даже перестали замечать. Но как-то Тёмка напомнил о себе и привлёк всеобщее внимание.

Однажды Тёмку забыли обуть. Было не до кота — готовились к большому походу. Голодный, забытый кот терпеливо сидел в кубрике до обеда. Но, когда послышалось в репродукторе: «Команде обедать!» — раздался дикий кошачий рёв. Кот требовал сапоги. Он ни за что не хотел отправиться в камбуз «босым» по длинной железной палубе. И, как только Тёмку обули, он стремглав бросился к коку, где его давно ожидал остывший обед.

Время шло. Тёмка стал большим, разжиревшим, толстомордым котом. Он стал медлительнее в движениях, важно следовал по палубе в своих сафьяновых сапогах, будто кичась своей красивой обувью.

                              Евгений Пермяк 

Детям о маме: сборник. – Минск: Белорусская Православная Церковь, 2018. – 47 с.: ил.

Самые ласковые руки

В сборник вошли литературные произведения о матери и всепобеждающей силе материнской любви классических и современных писателей. В них рассказывается о самом важном человеке в жизни каждого – о маме и о том, как нужно ее любить и беречь.

Маленькая девочка приехала с мамой в большой город. Пошли они на базар. Мама вела дочку за руку. Девочка увидела что-то интересное, от радости захлопала в ладоши и потерялась в толпе. Потерялась и заплакала.
– Мама! Где моя мама?
Люди окружили девочку и спрашивают:
– Как тебя зовут, девочка?
– Оля.
– А как маму зовут? Скажи, мы ее сейчас же найдем.
– Маму зовут…. мама… мамочка…
Люди улыбнулись, успокоили девочку и снова спрашивают:
– Ну, скажи, какие у твоей мамы глаза: черные, голубые, синие, серые?
– Глаза у нее… самые добрые…
– А косы? Ну, волосы какие у мамы черные, русые?
– Волосы… самые красивые…
Опять улыбнулись люди. Спрашивают:
– Ну, скажи, какие у нее руки… Может быть, какая-нибудь родинка у нее на руке есть, вспомни.
– Руки у нее… самые ласковые.
И объявили по радио:
«Потерялась девочка. У ее мамы самые добрые глаза, самые красивые косы, самые ласковые в мире руки».
И мама сразу же нашлась.

                     Василий Сухомлинский

Детям о папе: сборник. – Минск: Белорусская православная Церковь, 2018. – 63 с.: ил.

Воспитание начинается в семье. Семья – малая церковь. Глава семьи – отец. Именно отец защищает семью, ограждает от опасностей, освящает ее. Мужественностью, ответственностью, стойкостью, честностью, праведностью отец показывает семье пример вечных ценностей, учит добродетели, утверждает веру. Ничего не страшно, когда рядом мудрый отец. У него крепкие, сильные руки, он всегда поддержит, наставит. Так и Отец Небесный укрывает нас, любит, ведет к спасению.

В сборник вошли притчи, рассказы, стихи для детей о папе и его роли в семье.

               ***

Нельзя мне больше плакать
Есть важная причина -
Вчера сказал мне папа,
Что я уже мужчина.

Мужчины не бояться
Без мамы оставаться.
Мужчины закаляются
И сами одеваются.

Мужчина очень гордый
Он не грубит соседу.
Он две тарелки каши
Съедает за обедом.

Он не боится Буки,
Что может вдруг прийти.
Мужчина знает буквы
И счет до десяти.

Но если очень, очень
По маме я тоскую,
Мне папа разрешает
Пролить слезу мужскую.

                Ролан Быков 

Детям о слове: сборник. – Минск: Белорусская Православная Церковь, 2018. – 55 с.: ил.

В сборник вошли произведения классических и современных писателей. В них говорится о силе слова. Ведь слово может больно ранить душу человека, а может, напротив, ее утешить, исцелить и приблизить к Богу.

                     Перо и чернильница

─ Скажи, дедушка, ─ как-то спросил Сережа, ─ откуда ты сказки берешь?

─ Из чернильницы, мой дружок, из чернильницы.

─ А как ты их оттуда достаешь, дедушка?

─ Ручкой с перышком, милый внук, ручкой с перышком.

─ Как рыбу удочкой?

─ Да нет, мой маленький, так сказку не выудишь, ─ говорит дедушка. ─ Сперва из чернильницы нужно добыть палочки да научиться их в тетрадку переносить. А потом ─ крючки. А потом ─ буквы. А потом ─ слова. А потом и сказка может зацепиться.

Поступил Сережа в школу. Стал из чернильницы сказку добывать. Сначала палочки. Потом крючки. Потом буквы. А потом и слова. Много тетрадок исписал Сережа, а сказка не зацепляется.

─ Почему это, дедушка, так? Может быть, чернила у меня жидкие, или чернильница мелкая, или перо тупое?

─ Не горюй, Сергей! ─ утешает дед. ─ Придет время ─ не только сказку, а, может быть, что-нибудь покрупнее вытащишь... Если, конечно, не в одну чернильницу смотреть будешь, если без людей, сам по себе, жить не начнешь, тогда и чернила будут гуще, и чернильница глубже, и перо острее...

Не все тогда понял малый, а дедову притчу запомнил. На ус намотал ─ другим пересказал.

                                  Евгений Пермяк 

 

Детям о смекалке: сборник. – Минск: Белорусская Православная Церковь, 2017. – 79 с.: ил.

В сборник вошли литературные произведения для детей, посвященные замечательному качеству ума человека – смекалке. Сметливость, сообразительность, способность быстро находить нужное решение издавна считаются положительными чертами человеческой натуры. Они помогают человеку как творению Божию самому творить и созидать, проявляя Господом данные способности и таланты.

Кот Мурка

Кот Мурка был очень хитрый кот. Он ловко умел ловить мышей.  Задал он мышам страху!

Но потом и мыши стали хитрей и сами так ловки, что и Мурка не мог с ними сладить! Придёт Мурка в подвал, где лежат сыр, масло и мясо. Видит, что ели мыши и сыр, и масло, и мясо, – а их и следа нет: будто все сгибли!

Мурка туда-сюда – нет мышей, хоть плачь! А мыши из норки смотрят, еле дышат; сидят – дрожат, а сами ни гу-гу, будто их и нет совсем!

- Что за притча! – сказал Мурка. – Где они все? Где-нибудь да сидят! Ловки стали! А словить их надо. Согнать бы всех вместе, да цап!

Думал, думал Мурка – хитёр был! И пришла ему на ум одна мысль.

Пришёл Мурка тихо в подвал; так тихо, что ни одна мышь о том не знала. Видит, наверху бревно торчит. Мурка прыгать ловко умел. Прыгнул наверх, хвать за бревно – и повис. Висит тихо, не дрогнет, будто неживой. А мыши из норки смотрят. Тихо висит Мурка, и хвост плетью повис.

- Гляньте, братцы! Кот-то наш помер! – пищат мыши.

И все пищат: «Так и есть помер! Помер наш злодей! Вот-то радость!»

 Все из норок лезут. Сперва страшно было; близко не шли, а потом видят: всё так же Мурка тихо, будто мёртвый, висит. Ближе, да ближе. Стали вокруг; стали прыгать, плясать и петь:

- Гляньте, братцы! Гляньте вот

Помер враг наш, Мурка кот!

А Мурка видит, что теперь много мышей вместе, как бухнет вниз, да прямо на мышей, будто камень, лёг и стал их, лёжа ловить и одной и другой лапой. Пищат мыши, бегут, кто может, до родной норки; мало кто спасся. Много их сгубил тогда Мурка! Задал он мышам столько страху, что с той поры мыши и бегать в подвал не стали; и были целы и сыр, и масло, и мясо.

А кот Мурка пошёл на покой; мяса больше не ест, а только кашу с маслом, что ему дают на кухне, и мышей больше не ловит.

- Я своё дело сделал, мышей выгнал, подвал чист теперь. А больше губить мышей не хочу. Хочу теперь тихо, по правде жить!

С. Лаврентьева

Токарева, И.А. Деревце добродетелей: рассказы / Ирина Токарева. – Минск: Белорусская Православная Церковь, 2018. – 63 с.: ил.

Любовь, доброта, простота и скромность, милосердие… Как эти качества проявляются в наших поступках; как взрастить их в душе и не пускать в неё обиду, злобу, жадность?

Давайте вместе с героями рассказов растить в душе деревце добродетелей!

Пожалеем котёнка; поможем одинокому мальчику со сломанной машинкой; побываем на странном острове и узнаем страшную тайну о чрезмерном увлечении компьютером; станем ангелом-хранителем для друга…

Концерт

Приближалось Рождество. В школе царило радостное ожидание праздника, нарядной ёлки, огоньков, подарков.

- Ребята, нас пригласили с концертом в специальную школу для больных деток, – сказала прямо накануне праздника учительница.

- Надо подготовить программу, разучить песни, сделать маленьких ангелочков в подарок, – зашумели все.

В день выступления ребята собрались возле школы. Правда, не все. У кого-то в этот день кружок, кто-то просто поленился, не захотел своё время «зря потратить», а кто-то заигрался в компьютерную игру. Подвели… Ничего не поделаешь…

Вот возбуждённые, шумные ребята пошли по улице. Как хорошо идти с друзьями по белому снежку, разговаривать, смеяться. По дороге через сквер все проехались по ледяной дорожке, лепили снежки. Весело!

- Смотрите, папа подарил мне новый телефон!

Мальчики окружили Серёжу:

- Здорово, покажи!

Девчонки щебетали о своём:

- Ой, так в школу завтра неохота, а ещё уроки надо делать.

- Ну, мы и набрали вещей. Мешки тяжёлые.

- А у меня коленка болит, Ирина Алексеевна. Как я буду танцевать…

Так, переговариваясь, наконец, дошли. В необычной школе их уже ждали. Артисты стали готовиться. А в маленький зал тем временем потихоньку начали собираться дети…

На колясочках, на руках у мам, на костылях, мальчики и девочки разного возраста, но с одинаковым выражением глаз. В них – застывшая боль, страдание. Некоторые из деток не могли повернуть головку или даже просто сложить вместе ручки. Все части тела словно не слушались своих маленьких хозяев. Многие дети были уже большие по росту, но все движения, как у совсем маленьких детей. Было видно, что они не всё понимают. Они были похожи на сломанных куколок. Привыкли болеть, смирились и жили в этой муке, и при этом ещё пытались радоваться, улыбаться. А рядом с ними, полные сострадания и любви, мамы…

Заныло в груди, перехватило дыхание, в душе вихрь незнакомых чувств.

Концерт начался. Никогда ещё так не старались артисты. Шумно радовались зрители. Многие не могли говорить и просто одобрительно мычали, гулили, пытались хлопать своими непослушными ручками. А у мам маленьких страдальцев, не переставая, текли слёзы.

- Заканчиваем, друзья. Эти детки быстро устают, – сказала учительница. – Спасибо, что пришли! Видите, как они вам рады!

Прощаясь, гости подошли к каждому ребёнку, вручили свои подарочки, пожелали всего доброго. Кто-то погладил по головке, кто-то пожал руку. До свиданья, друзья! Мы обязательно ещё придём! С Рождеством Христовым!

Вышли на улицу. Снежок тихо опускался на землю, на деревьях иней. Вокруг предпраздничная радостная суета. Горе осталось там, за стенами. Но ребята уже знали, оно есть…

Шли тихо. Не было уже жалоб на больную коленку, тяжёлую сумку, не было разговоров о мобильниках и нарядах.

- наверное, тем мамам хотелось, чтобы и их детки танцевали с нами…

- Они просят каждый день то, что у нас есть всегда…

- Прямо сердце разрывается! Как мы живём, а как они! Очень жалко…

- А давайте подготовим сказку и опять к ним придём! Вон они как радовались, а ведь для нас это так просто!

- Можно прийти и книжки почитать или поиграть!

- Вырезать снежинки и наклеить у них на окна.

Не сговариваясь, ребята прошли мимо своей школы дальше, где в парке у реки стояла их церковь.

- Благодарим Тебя, Господи, за всё то, что имеем… Помоги больным детям, Пресвятая Богородица!

Храм наполнился детской молитвой, шедшей прямо из сердца, где из сострадания зарождалась любовь. Слава Богу за всё! 

Обновлено (09.06.2020 15:25)